Проблемы российской историографии

История государства и права России

Проблемы историографии истории государства и права России

Историография истории государства и права России как наука возникла в XVIII в. Отдельные моменты государства и права затрагивались в работах «Правда воли монаршей» Ф. Прокоповича, «Рассуждение, какие законные причины его царское величество Петр I к начинанию войны против короля Карла XII Шведского в 1700 году имел» П.П. Шафирова (1717), «Ядро Российской истории» А.Н. Манкиева (1784). Наибольший вклад в историографию государства и права России в XVIII в. внес В.Н. Татищев своей пятитомной «Историей Российской с древнейших времен» (1768).

В Российской академии наук проблемы происхождения Русского государства разрабатывались как представителями норманнской школы (Байер, Шлецер), так и ее противниками (Ломоносов и др.).

Первый русский профессор юридического факультета Московского университета С. Десницкий исследовал проблемы развития собственности, семьи, судоустройства, разделения властей и др.

В первой половине XIX в. историко-правовая наука стала самостоятельной дисциплиной. Вышел курс И.М. Карамзина «История государства Российского» в 12 томах (1842). Был обнаружен и исследован П.М. Строевым и К.Ф. Калейдовичем текст Судебника 1497 г. Большой материал по истории русского права использовался в ходе подготовки Полного собрания законов и Свода законов Российской империи комиссией М.М. Сперанского.

Стали складываться и научные школы в области истории государства и права:

  1. школа официальной народности, основывающаяся на формуле «самодержавие, православие, народность» (М.П. Погодин);
  2. славянофильское направление (И.Д. Беляев);
  3. государственная, или юридическая, школа, которая главную роль в историческом процессе отводила государству; ее приверженцы (Б.Н. Чичерин, К.Д. Кавелин) считали, что все социальные преобразования осуществляются сверху и все социальные группы в обществе в той или иной мере подчинены государству.

Во второй половине XIX в. к государственной школе примыкали известные историки государства и права: В.Н. Сергеевич, А.Д. Градовский, М.Ф. Владимирский-Буданов. Основными идеями этой школы были: представление о государстве как надклассовом институте, о договорном происхождении государства (В.Н. Сергеевич); о «служебном характере всех сословий по отношению к государству» (Б.Н. Чичерин); об «органическом» единстве власти и народа (А.Д. Градовский) и др.

Основные направления историко-правовой науки в конце XIX — начале XX в.:

  1. исследование «внешней» истории права, т.е. истории кодификаций, создания основных форм права (курсы В.Н. Латкина и А.Н. Филиппова);
  2. культурно-исторический метод исследования права (курсы А.О. Ключевского и П.Н. Милюкова);
  3. сравнительный метод (М.М. Ковалевский и Н.П. Павлов-Сильванский).

В 1920-е годы в среде русской эмиграции сложилось такое специфическое течение в области историко-правовых и историко-государственных исследований, как евразийство, истоки которого были заложены еще в XIX в. К.Н. Леонтьевым и Н.Я. Данилевским.

Евразийцы (Г. Вернадский, Г. Флоровский, Н. Алексеев) определяли Россию—Евразию как особый культурный мир со свойственными только ему чертами государства и права; ни западные, пи восточные образцы развития для него не приемлемы; географические, этнографические и религиозные особенности определили его специфику. Главным представителем евразийской школы в СССР был Л.Н. Гумилёв («последний евразиец»).

Одновременно с евразийской школой стала складываться и марксистская историческая школа, представителями которой были М.Н. Покровский, Н.А. Рыжков, а также С.В. Юшков, подготовивший первый курс «Истории государства и права СССР».

Проблемы развития отечественного государства и права исследовались также в работах историков Б.Д. Грекова, Б.А. Рыбакова, Л.В. Черепнина, С.О. Шмидта, Б.В. Виленского, П.А. Зайончковского и др.

Современные направления исследований в области истории государства и права России:

  1. политическая история России (И.И. Смирнов, А.Н. Сахаров, А.А. Зимин, А.Я. Аврех);
  2. преобразования в системе органов власти, государственного управления и суда (Н.М. Дружинин, П.А. Зайончковский, Л.Г. Захарова. Б.В. Виленский, Н.П. Ерошкин, М.В. Немытина, Ю.П. Титов и др.);
  3. основные изменения в сфере права (ИД. Мартысевич, С.И. Штамм, О.А. Омельченко, В.А. Рогов, Е.А. Скрипилев, Н.Н. Ефремова. И.А. Исаев).

Проблемы российской историографии

Вы будете перенаправлены на Автор24

Историография – это совокупность исторических работ, посвящённых определённой проблеме либо эпохе или совокупность исторических исследований, обладающих единством в идеологическом, языковом или национальном отношении.

Спорные вопросы истории России

В истории России можно выделить множество спорных вопросов, которые служат объектом для историографических исследований:

  • образование Древнерусского государства;
  • причины возвышения Москвы;
  • роль Ивана IV в российской истории;
  • Российское государство в период Смуты;
  • петровские преобразований;
  • политика просвещенного абсолютизма и ее последствия;
  • общественное движение XIX – начала XX вв.;
  • роль России в международных отношениях в XIX – начале XX вв.;
  • национальная политика самодержавия;
  • особенности падения монархии в России;
  • нэп и индустриализация, коллективизация;
  • однопартийная диктатура и единовластие И.В. Сталина;
  • внешняя политика СССР накануне Второй мировой войны;
  • реформы Н.С. Хрущева;
  • «перестройка» и распад СССР;
  • экономические реформы начала 1990-х гг.

Готовые работы на аналогичную тему

Ниже мы рассмотрим, как историография отвечает на некоторые из этих вопросов.

Вопрос создания государственности

Существуют две гипотезы образования Древнерусского государства. Норманнская теория, опирающаяся на «Повесть временных лет», многочисленные византийские и западноевропейские источники, а также на исследования ономастики и археологии, говорит, что оно было создано варягами — братьями Рюриком, Синеусом и Трувором в 862 году.

Некоторые представители норманнской теории, такие как В.О. Ключевский, называют первоначальной формой древнерусского государства киевское княжество Аскольда и Дира. Оно стало центром консолидации восточнославянских племён в единое государство, а не Новгородское княжество Рюрика, которое было местным кратковременным княжеством.

Антинорманнская теория основана на идее невозможности принесения государственности извне, на концепции возникновения государства как очередного этапа внутреннего развития общества. Основоположником теории считается Михаил Ломоносов. Также существуют различные точки зрения о происхождении самих варягов. Учёные-норманисты считали их скандинавами, антинорманисты, начиная с Ломоносова, предлагают их происхождение из земель западных славян. Существовали промежуточные версии локализации — в Пруссии, Финляндии, другой части Прибалтики. Вопрос об этнической принадлежности варягов независим от проблемы возникновения государственности.

Современная историческая наука придерживается точки зрения, что жёсткое противопоставление «антинорманизма» и «норманизма» во многом политизировано. Предпосылки наличия государственности у племен восточных славян не отрицались ни А. Л. Шлёцером, ни Г. Ф. Миллером, ни Н. М. Карамзиным, а внешнее происхождение правящей династии — распространённый в Средневековье феномен, не доказывающий неспособности самого народа к созданию государственности. Вопрос о том, был ли Рюрик реальным лицом, каково происхождение варягов, связан ли с ними этноним Русь, остаются дискуссионными в современной исторической науке.

Многие учёные на основании византийских, арабских, западноевропейских и других источников, а также данных лингвистики отождествляют летописных варягов со скандинавами. Их присутствие на севере восточнославянской территории фиксируется археологическими материалами с VIII века. Тогда же возникает торговый путь из Скандинавии в Восточную Европу.

«Путь из варяг в греки» — это торговый путь из Скандинавии через Восточную Европу в Византию.

Е. А. Мельникова и В. Я. Петрухин создали концепцию возникновения Киевской Руси, раскрывающую роль скандинавских торговых дружин в социальном расслоении и развитии структуры общества восточнославянских народов. Эта концепция отличается от норманизма умеренностью в оценках роли скандинавов в образовании государства и комплексным рассмотрением археологических, письменных и лингвистических источников. Призвание Рюрика рассматривается как фольклорное отражение договорных отношений между восточнославянской племенной знатью с одной стороны и варяжскими дружинами во главе с князем – с другой.

Заключение этого договора и становление княжеской династии стало завершением длительного процесса развития у славян социально-экономических отношений, в котором варяги были не более чем катализатором.

Оценка личности Ивана Грозного

Несмотря на традиционно негативный образ Ивана Грозного в отечественной Историографии, также в ней существует направление, положительно оценивающее результаты его правления. В качестве позитивной оценки итогов правления, историки, придерживающиеся этой точки зрения, указывают следующие:

  • прекращение феодальной усобицы;
  • объединение земель;
  • укрепление системы государственного управления и вооружённых сил.
  • Ликвидация последних осколков Золотой Орды на Волге.

Также историки, которые придерживаются мнения о положительном влиянии Ивана Грозного на развитие Русского государства, в качестве положительных итогов царствования приводят утверждения:

  • Сохранение независимости страны. Битвой при Молодях было покончено с опасностью регулярной татаро-монгольской экспансии;
  • Строительство оборонных рубежей;
  • Ликвидация Крымского и Астраханского ханств открыла русским путь в низовья реки Волги и на Каспийское море;
  • Начало освоения Сибири;
  • Во время в целом неудачной Ливонской войны шла многолетняя морская торговля с Европой (через Нарву);
  • Состояние культуры обычно характеризуется подъёмом, который стал возможным после преодоления смуты начала правления.

В то же время критики этого подхода указывают на малую роль самого Ивана IV в этих событиях. Полководцем, обеспечившим завоевание Казани, стал Александр Горбатый-Шуйский, а возглавляемые лично Иваном IV предыдущие походы на Казань оканчивались. Впоследствии Горбатого-Шуйского казнили по приказу Ивана IV. Первоначальные успехи в Ливонcкой войне и взятие Полоцка связывают с талантливым полководцем Петром Шуйский, а после его смерти военные успехи в Ливонии прекратились. Победа над крымскими татарами при Молодях была одержана благодаря талантам Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина, причём первого впоследствии также репрессировали. Сам царь при крымском походе бежал из Москвы и пережидал военные действия. Также считается, что Иван Грозный с недоверием относился к людям, оберегавшим южные рубежи, и от царский казней в Крым бежали множество детей боярских. Также культурологи указывают на неопределенность связи между политическим режимом в государстве и культурным состоянием общества.

Историография — это. Проблемы историографии

Написание исторического труда по любому интересующему вопросу невозможно без учета уже существующих знаний и концепций, без их анализа и критики, то есть — историографии этой темы. Как правило, под объектом историографии понимается сама историческая наука. Однако существуют и другие варианты прочтения этого понятия. Что же представляет собой наша историография? История — в данной статье.

Содержание термина

Необходимо сразу оговориться, что историография — это не только «история истории». В этой науке могут рассматриваться этапы развития и других дисциплин. В частности, можно встретить труды по историографии естественных наук, литературоведения, лингвистики и так далее. Однако рассмотрение этих форм существования историографической науки не входит в задачи этой статьи.

Специалистами выделено несколько основных способов понимания содержания термина «историография». В широком смысле слова под ней понимается специфическая научная дисциплина, занимающаяся историей возникновения, развития и функционирования различных исторических концепций и истории как самостоятельной области знания. Однако этим содержание термина не исчерпывается.

Читайте также  Идея «целевой причинности» в современной социальной философии

Во-первых, под историографией можно понимать всю совокупность научных трудов по конкретной проблеме или определенному историческому периоду. Во-вторых, можно выделить всю научную литературу, созданную в отдельно взятом регионе в определенный отрезок времени безотносительно ее содержания. Таким образом может выделяться, например, либеральная историография Российской империи середины XIX века. И не только. Также современная зарубежная историография. Выделение таких подразделов зачастую базируется на взглядах исследователя и определяется его научными установками.

Третий вариант определения понятия основывается уже на развитии самой рассматриваемой науки. Историографией может называться совокупность всех созданных трудов по истории развития исторической науки.

Проблема появления историографии

Проследить историю возникновения этого раздела знания — затруднительно. Прежде всего необходимо определиться с тем, какие произведения можно считать чисто историческими. И хотя большинство исследователей сходится на том, что у истоков этой науки стоят Геродот и Фукидид, нельзя игнорировать фольклорные произведения: мифологию и эпос. В качестве примера можно привести древневавилонскую поэму «О все видавшем». Долгое время она рассматривалась лишь как произведение устного народного творчества, впоследствии записанное, и отражающее только некоторые реалии тогдашнего общества. Но затем было обнаружено, что главный ее герой — Гильгамеш — является реальным историческим лицом, царем в городе Урук на рубеже XXVII—XXVI вв до н. э. Таким образом, можно говорить о существовании историографической традиции в глубокой древности.

Если же подходить к проблеме с более академических позиций, то необходимо признать, что историография как самостоятельный раздел знания оформляется и получает свой научный аппарат лишь в середине XIX века. Разумеется, это не означает, что прежде каких-то трудов и идей по этой теме не существовало. В данном случае речь идет об институционазации таких элементов науки как методология, проблематика, происходит осознание специфических задач и целей историографии.

Условия выделения историографии как науки

Некоторые исследователи полагают ошибочным разделение времени возникновения истории и историографии. Это мнение основывается на том, что, создавая историческое сочинение, его автор всегда руководствовался определенными целями. И обращался к опыту предшествующих поколений. То есть, зарождение исторической историографии происходило одновременно с созданием исторической науки как таковой. Но именно взаимосвязь двух дисциплин не делала обязательным выделение историографии как самостоятельной дисциплины. Для этого требовалось выполнение нескольких условий:

  1. Накопление достаточных знаний в области теории и методологии исторической науки.
  2. Формирование центров и школ, разрабатывающих определенную проблематику.
  3. Складывание особого слоя историков, ориентированных именно на изучение прошлого своей науки.
  4. Появление специальных исследований по историографии.
  5. Складывание специфического понятийного аппарата.

К этим условиям можно было бы добавить еще одно. Возникновение историографии как науки происходило стихийно. Это было связано с потребностью либеральных слоев общества, и ученых в частности, изыскать новые аргументы в борьбе со Старым режимом (под этим термином понимаются порядки времен феодального общества и абсолютизма). Для этой цели и предпринималось критическое рассмотрение исторических трудов предшествующих поколений.

Задачи историографии

Функционирование науки невозможно без осознания ею своих целей. Для их достижения историкам приходится разрешать некоторое количество задач, что приближает их к наиболее адекватному и точному восприятию уровня, направлений и особенностей развития исторического знания.

Кратко задачи историографии выглядят следующим образом:

  • изучение изменений исторических концепций, особенностей их смены;
  • исследование существовавших и складывающихся направлений в исторической науке, изучение особенностей их методологии и анализа;
  • постижение сути процесса накопления исторических знаний и их развития;
  • поиск и введение в научный оборот новых источников;
  • нахождение способов улучшения источниковедческого анализа;
  • изучение учреждений и школ, занимающихся историческими исследованиями, а также системы подготовки научных кадров;
  • распространение новых научных концепций и исторических трудов, в том числе и в периодической печати;
  • изучение взаимосвязей между национальными историческими школами, их влияние друг на друга;
  • анализ влияния существующих условий (политических, экономических, социальных) на развитие исторической науки.

Принцип историзма

В своей сути общие принципы исторической науки совпадают с принципами историографии. Важнейшие из них были сформулированы еще в XIX веке при непосредственном участии российских ученых. В частности, Сергей Михайлович Соловьев сформулировал фундаментальный принцип историзма: ни одно явление или событие не может рассматриваться в отрыве от контекста, в котором оно возникло. Применительно к историографии этот принцип реализуется следующим образом: критикуя сложившееся направление или конкретное исследование, нельзя сбрасывать со счетов уровень развития тогдашней науки. На конкретном примере это можно проиллюстрировать следующим образом: нельзя отказывать в значимости труду Геродота лишь по той причине, что он компилирует собственные наблюдения и полученные слухи, практически не применяя методы научной критики. Во-первых, в V веке до н.э. их попросту не существовало, а во-вторых, это не отменяет возможности коррекции геродотовых сведений в соответствии с другими дошедшими до нас сочинениями от той эпохи.

Принцип целостности в историографии

В рассматриваемой научной дисциплине он предписывает исследователю выстраивать изучение темы с пониманием системности причин и условий возникновения определенного научного направления. Изучая, к примеру, труды Николая Ивановича Костомарова по западноевропейскому средневековью, ученый должен учитывать его концепцию исторического развития, систему его взглядов, применяемые им методы критики источника.

В качестве частного случая этого принципа можно отметить существоваший в советской историографии принцип партийности. Тогдашние исследователи выясняли политические взгляды изучаемого историка, его принадлежность или симпатии к определенной партии, и с этой точки зрения оценивали значение его трудов. При этом априори полагалось, что только марксистско-ленинская теория формаций является научной. К счастью, в современной историографии этот принцип отвергнут.

Методы историографии

По сути, методология любого исследования предполагает наличие арсенала мыслительных или экспериментальных приемов по изучению выбранной проблемы. В историографии таковой является прошлое историческое науки, что налагает на общенаучные методы определенную специфику. Существуют следующие приемы получения историографом нового знания:

  • сравнительно-исторический, то есть рассмотрение научных концепций с целью выяснения общего и отличного между ними;
  • хронологический, предполагающий изучение изменений в концепциях, идеях и подходах во времени;
  • метод периодизации, позволяющий сгруппировать происходящие в исторической науке изменения на продолжительном отрезке времени с целью выделения наиболее значительных направлений в научной мысли и их особенностей в сравнении с другими периодами;
  • ретроспективный анализ, суть которого состоит в поиске остаточных элементов, ранее существовавших концепций в сравнении с сегодняшними, а также сравнении выводов, получаемых ныне и сформулированных прежде;
  • перспективный анализ, то есть определение проблематики и круга тем будущей исторической науки на базе имеющихся сейчас знаний.

Особенности дореволюционной отечественной историографии

Выделение такого промежутка в истории российской исторической науки основывается в большей степени на политических соображениях и стремлении советских историков отмежеваться от предшествующих концепций.

Как и в зарубежной историографии, у истоков отечественной истории находятся эпос и мифология. Первые исторические сочинения — летописи и хронографы — обычно начинались с обзора имеющихся представлений о сотворении мира, кратко приводились сведения из мировой истории, в особенности античной и еврейской. Уже в то время ученые монахи ставят программные вопросы. Летописец Нестор прямо заявляет на первых страницах Повести временных лет, что цель его труда состоит в выяснении происхождения Русского государства и идентификации его первых правителей. В том же направлении работали и его последователи.

Тогдашняя историография базировалась на прагматическом подходе, большая часть внимания уделялась личностям и психологии правителей и значимых лиц. С появлением рационалистического направления в науке эти соображения отошли на второй план. М.В.Ломоносов и В.Н.Татищев в своих исторических сочинениях исходили из понимания знания как движущей силы истории. Это отразилось на характере их работ. Татищев, например, попросту переписывал старые летописи, давая к ним свои комментарии, что впоследствии позволило говорить о нем как о последнем летописце.

Значимой фигурой для российской истории является Николай Михайлович Карамзин. Его «История государства Российского» базируется на мысли благотворности для страны мудрого самодержавия. Свою мысль историк иллюстрировал описанием кризиса русской государственности и общества в период раздробленности и, наоборот, значительным его усилением при сильной фигуре правителя. Карамзин уже применял особые приемы критики источников и снабдил свой труд многочисленными примечаниями, где не только ссылался на источники, но и высказывал о них свои соображения.

Вклад ученых XIX века в развитие историографии

На труде Карамзина воспитывалось все просвещенное общество тогдашнего времени. Именно благодаря ему возник интерес к отечественной истории. Новые поколения историков, среди которых особое место занимают С.М.Соловьев и В.О.Ключевский сформулировали новые подходы к постижению истории. Так первый сформулировал для русской историографии основные факторы исторического развития: физико-географическое положение России, менталитет населяющих ее народов и внешние воздействия вроде походов на Византию или монголо-татарское иго.

Ключевский известен в историографии России тем, что, развивая идеи Соловьева, он пришел к выводу о необходимости выделения совокупности географических, экономических, этнических и социальных факторов для каждого исторического периода и изучения их воздействия на происходившие события.

Историография в СССР

Одним из последствий революции стало отрицание всего научного знания предшествующей эпохи. В основу получения новых исторических знаний был положен марксистский принцип стадиальности развития общества — известная теория пяти формаций. Предшествующие исследования оценивались предвзято, поскольку прежние историки не владели марксистской методологией и привлекались лишь как иллюстрация правильности новых выводов.

Такая ситуация сохранялась до середины 30-х гг. Установившаяся тоталитарной диктатура искала себе обоснования в прошлом, поэтому появляются труды по эпохе Ивана Грозного и Петра I.

Историография проблем социально-экономического развития, изучение жизни и быта народных масс составляют важнейшее достижение исторической науки того периода. Однако нельзя не отметить, что обязательное цитирование классиков марксизма, обращение к ним по любому вопросу, который они даже и не рассматривали, значительно снижало качество исторических сочинений этого периода.

Проблемы российской историографии

в России и в то же время её быстро назревающего кризиса, реакционная дварянско-буржуазная идеология находит своё выражение в государственной юридической школе, в попытках возврата к прагматизму XVIII в., а буржуазно-либеральная историография испытывает влияние материалистических тенденций и переходит на позитивистские позиции, быстро выявляя, однако, их внутренние противоречия и идеалистическую природу. В то же время передовая демократическая линия оформляется сперва в материализме революционных демократов, чтобы в последней четверти века, на базе развивающегося рабочего движения, придти к историческому материализму.

Читайте также  Муниципальное управление жилым фондом

Наконец, эпоха империализма, наступающая на рубеже XIX и XX вв., отмечена конечным кризисом буржуазной исторической науки » оформлением марксистско-ленинской историографии.

Но определение социальной природы и сущности исторической теории — лишь одна сторона вопроса. Общественная формация представляет собой не просто сумму противоречий, а борьбу противоречий. Борьба за материализм в философии противопоставляется А. А. Ждановым изображению истории философии в виде плавного эволюционного хода «развития путём нарастания количественных изменений» 6 . Точно так же и развитие исторической науки совершается в условиях острой идеологической классовой борьбы, вне которой не может быть понято её развитие, при этом самое историографическое изучение не стоит вне этой борьбы, ибо эта борьба определяла ведь те основные вопросы исторической науки и исторической жизни, решение которых стояло в центре общественной жизни и сохранило своё жизненное значение для науки и по настоящее время. Именно поэтому не может и не должно быть того формального объективизма, сущность которого так остро разоблачил Ленин, противопоставив ему требование острой и боевой партийности в науке. Такова другая сторона марксистской историографии.

Историческая наука создаётся ещё в рамках дворянского, феодального общества и поэтому первоначально представляет идеологию дворянства. Лишь в конце XVIII в. можно говорить в России о первоначальном отмежевании вызревающих буржуазных историографических тенденций (Новиков, Крестинин, Чулков). Первая половина XIX в. отражает уже непосредственную борьбу буржуазной и дворянской исторической мысли. Борьба Каченовского, Полевого, наконец, Соловьёва против Карамзина явилась непосредственным проявлением этой борьбы. В то же время Белинский представляет новое разночинное направление в русском общественном движении, выступает «предшественником русской социал-демократии» 7 и стихийно подходит к новому классовому пониманию исторического развития. В лице революционных демократов 50 — 60-х годов, Добролюбова и Чернышевского, материалистическое направление в России вступает в непосредственную борьбу с буржуазными, идеалистическими учениями. При этом необходимо помнить, что ранний материализм оказывается часто непоследовательным именно в понимании общественных явлений, исторического развития; на это указал ещё Плеханов, говоря о французском материализме XVIII века 8 . Материалистическое направление в домарксистской исторической литературе оказывается, прежде всего, в форме экономического материализма, но получает значительно более широкое распространение в связи с передовым общественным движением. Именно поэтому изучение борьбы за материалистическую историческую науку не может замыкаться в рамках так называемой «академической» науки; развитию исторической мысли в борьбе общественной идеологии должно быть отведено надлежащее место в марксистской историографии.

Наконец, борьба за марксистскую историографию определяет развитие исторической науки конца XIX — начала XX в., а ее расцвет относится к советскому периоду русской историографии. Отсюда вытекает, прежде всего, что в отличие от буржуазной историографии, которая ставит во главу угла только процесс непосредственного накопления конкретных исторических знаний, марксистская историография, подобно истории философии, обращена, прежде всего, к развитию «научного мировоззрения», т. е. к выяснению теоретических и методологических основ науки. Марксистская историография есть, прежде всего, история научной исторической мысли, которая раскрывается в воззрении ведущих представителей науки, в общей системе их научных взглядов. При этом самое конкретное содержание их научной работы, круг изучаемых вопросов, тематика, источники, наконец, основные конкретные итоги определяются теоретической направленностью их исследований, служат выявлению их социальной, общественной направленности. Последнее, а не само по себе решение того или иного конкретного вопроса, определяет вместе с тем, конечную общую оценку историка и его историческое значение.

Но в то же время отдельный историк может быть правильно понят лишь в перспективе и в системе общего развития самой науки. Отдельные научные теории существуют не сами по себе, а в определённом взаимодействии и борьбе. Историография заключается не в простом последовательном рассмотрении отдельных историков, механически сменяющих друг друга, — она изучает их в системе исторических воззрений и борьбы идей данной исторической эпохи, определяющей историографическое место каждого данного историка и его значение. Соответственно тот или иной историк, сделавший, может быть, значительный вклад в дело накопления конкретных исторических знаний, может в то же время оказаться в

6 «Вопросы философии». Кн. 1-я за 1947 г., стр. 257.

Проблемы истории России XIX века: основные положения историографии

Некоторые современные историки, вслед за дореволюционными авторами, развивают идею о стремлении императора к законности как главном мотиве его преобразований. М.

Проблемы истории России XIX века: основные положения историографии

Другие методички по предмету

Оценка эпохе Александра III была дана также Г. В. Плехановым в статье «Царствование Александра III». Данный период характеризовался автором как время дворянской реакции. Кроме того, Плеханов доказывал наличие непосредственного влияния буржуазии на правительственную политику самодержавия, якобы буржуазия диктовала министру финансов свои пожелания.

Особое значение для формирования советской историографии имели работы В. И. Ленина, например работа «Гонители земства и Аннибалы либерализма». Ленин определил, причины, вызвавшие возможность утверждения реакционного правительственного курса, дал характеристику отдельных этапов внутренней политики самодержавия. Важную роль в формировании исторических представлений об эпохе 1880-х годов сыграла ленинская характеристика правительственной политики Александра III как «разнузданной, невероятно бессмысленной и оголтелой реакции».

Советской исторической наукой был усвоен термин «контрреформы», который включал в себя в начале представление о реакционных мерах царского правительства на рубеже 18801890-х годов, принимавшихся в интересах отжившего класса поместного дворянства. В этой интерпретации контрреформы введение института земских начальников (1889), земская (1890), городская (1892) и отчасти судебная ликвидировали и без того скромные достижения 1860-х годов путем восстановления сословной государственности и усиления административного контроля. В советской исторической литературе к началу 1960-х 100 годов содержание термина значительно расширилось. В понятие «контрреформы», означавшее реакционные преобразования в России, проведенные в царствование Александра III, были включены также «Временные правила» о печати 1882 г., восстановление сословных принципов в начальной и средней школе, Университетский устав 1884 г.

Г. И. Чулков, П. А. Зайончковский, В. А. Твардовская негативно характеризовали как личность Александра III, так и его внутриполитический курс. Наиболее обстоятельно с привлечением множества неизданных материалов внутренняя политика Александра III исследована в книге П. А. Зайончковского «Российское самодержавие в конце XIX столетия». В эти годы вышли также работы Л. Г. Захаровой «Земская контрреформа 1890 года», Е. М. Брусникина «Политика царизма по крестьянскому вопросу в период политической реакции 80-х начала 90-х гг. XIX в.». Ю. Б. Соловьев в работе «Самодержавие и дворянство в конце XIX в.» досконально исследовал дворянский вопрос во внутренней политике царизма при Александре III, доказывая, что «за фасадом внешнего могущества скрывалась возрастающая слабость режима». В. А. Твардовская пишет, что с воцарением Александра III «уходила надежда на преобразования, а вместе с ней блестящая плеяда государственных деятелей, призванных к перестройке старой России на новый лад. Людей широко образованных, талантливых, мыслящих погосударственному сменили твердые сторонники самодержавной власти значительно меньших способностей и дарований, готовые не столько служить, сколько прислуживаться, озабоченные больше собственной карьерой, чем судьбами страны».

Обобщающий характер по проблеме реформ 1880-х начала 1890-х гг. носит книга Н. А. Троицкого «Россия в XIX веке», а вопросу о судоустройстве России конца XIX в. посвящена отдельная книга этого автора «Царизм под судом прогрессивной общественности (18661895)». В ней Троицкий пришел к выводу о том, что «разнузданность «белого террора» 80-х гг. свидетельствовала не столько о силе царского режима, сколько о его слабости, неуверенности в себе». Н. А. Троицкий полагает, что идеалом правителя Александр III считал «не отца своего, Александра II, а деда Николая I. Как и Николай, Александр III полагался на палаческий способ правления и ознаменовал свое воцарение точно по примеру деда пятью виселицами». По мнению исследователя, «с июня 1882 г. в России воцарилась реакция, которая заняла собою все время правления Александра III». Характеризуя суть контрреформ, Н. А. Троицкий замечает: «Царизм шел навстречу крепостникам в их стремлении пересмотреть законодательные акты 6070-х гг.». По его словам, «все контрреформы 18891892 гг. носили ярко выражений, насколько это было возможно в условиях развития капитализма, дворянско-крепостнический характер и сопровождались гонениями на всякое инакомыслие с тех же дворянско-крепостнических позиций».

В постсоветский период с реорганизацией старых и формированием новых институтов власти возрос интерес к проблеме реформ конца XIX века. Журнал «Родина» в 1994 году провел круглый стол об эпохе Александра III. В 1996 году вышла книга «Власть и реформы. От самодержавной к советской России». Современные историки констатируют сочетание консервативных и позитивных тенденций в деятельности Александра III. Академик Б. В. Ананьич употребляет термин «контрреформы» только однажды, и то в историографическом плане. Б. В. Ананьич считает, что в окружении Александра III развернулась борьба между противниками и сторонниками реформ: «С одной стороны, шел процесс ограничения и консервативной корректировки реформ, который современники часто называли «попятным движением», а с другой либеральные реформаторы из Министерства финансов в 1880-х гг. провели отмену подушной подати и подготовили ряд экономических реформ, реализованных уже в 1890-х гг. С. Витте». В связи с этим автор ставит вопрос: «. насколько приемлемо распространенное 102 в отечественной историографии понятие «эпоха контрреформ» и отражает ли оно реальное положение вещей. Когда началась и завершилась эта эпоха?». Он говорит не об «эпохе контрреформ», а о «периоде консервативной стабилизации», акцентируя свое внимание на том, что корректировка великих реформ сопровождалась целым рядом важных социально-экономических преобразований.

Это вызвало возражения на обсуждении монографии (круглый стол в журнале «Отечественная история» в 2000 году) и обнаружило некое скрытое противостояние историков по вопросу о самом существовании контрреформ в России и о содержании этого понятия. К сожалению, нынешнее противостояние имеет идеологический подтекст: в либеральном прочтении контрреформы интерпретируются как меры, которые помешали продвижению России по пути к превращению в правовое государство, в то время как консервативный взгляд концентрируется на неограниченной самодержавной форме правления и «самобытности», подчеркивая мудрость «стабилизирующих» правительственных мер. Промежуточная позиция, выраженная на обсуждении А. Медушевским, заключается в трезвом учете жизненных реалий, в том числе готовности общества к восприятию реформ. В историческом контексте пореформенной России консервативный взгляд на стратегию преобразований оказывается в конечном счете более логичным, считает ученый, хотя общую динамику реформ в России он склонен представить «скорее динамической спиралью», на каждом новом витке которой происходит продвижение страны к гражданскому обществу и правовому государству.

Читайте также  Августин о платоновских идеях и о памяти

Роль Александра III в проведении преобразований получила отражение в работах Б. В. Ананьича, А. Н. Боханова, А. Коськина, Ю. А. Полунова, В. Г. Чернухи и др. Многие историки считают, что к реформам, проводимым в эпоху Александра III, нужно подходить дифференцированно. Говоря о результатах преобразований Александра III, все современные исследователи подчеркивают их противоречивый характер. А. Ю. Полунов выделяет два этапа в деятельности Александра III. По его словам, в «первое время (при министре внутренних дел Н. П. Игнатьеве) правительство продолжало курс Лорис-Меликова» и лишь «с назначением на пост министра внутренних дел Д. А. Толстого (1882) началась эпоха контрреформ, составившая основное содержание внутренней политики Александра III». В то же время А. Ю. Полунов считает, что и реформы, проводимые Александром III, носили различную направленность. Им была принята серия законодательных актов, направленных на пересмотр основных положений либеральных реформ 18601870-х гг. Но, пишет историк, «следуя в целом охранительному курсу в социально-политической сфере, правительство в то же время приняло ряд актов, фактически являвшихся продолжением «великих реформ» 186070-х гг.». По мнению А. Ю. Полунова, «некоторые меры стимулировали развитие промышленности и железнодорожного строительства, что влекло за собой интенсивное распространение капиталистических отношений в экономике». В то же время автор заключает, что именно противоречивый курс проводимой Александром III политики стал «одним из факторов, обусловивших крайнюю остроту социальных, политических и национальных конфликтов в России начала XX века».

Л. И. Семенникова попыталась распространить на эпоху Александра III современные оценки: «Выражаясь современным языком, реформирование России при Александре III шло по «китайскому варианту»: неприкосновенность политического самодержавного строя, но активное расширение рыночных отношений в экономике. Меры, осуществленные в его царствование, подготовили мощный промышленный подъем в 90-е гг. XIX в., они обусловили по завершении промышленного переворота переход к индустриализации, которая развернулась в 90-е гг.».

А. В. Седунов обращает внимание на попытку возврата к уваровской идее при Александре III. Седунов выделяет по-104 зитивные моменты консервативных методов: «революционное и либеральное движ

Актуальные проблемы современной отечественной историографии по материалам научной периодической печати (стр. 1 из 7)

Актуальные проблемы современной отечественной историографии по материалам научной периодической печати

1. Определение понятия актуальные проблемы в историографии

1.1 Что входит в понятие актуальные проблемы в историографии

1.2 Понятие проблемы в историографии в разные периоды

2. Актуальные проблемы в современной отечественной историографии

2.1 История Руси с древнейших времен

2.2 История Росси ХVIII- XIXвв.

2.3 Новейшая история России

историография русь история исследование

На сегодняшний, день, когда происходит смена парадигмы исторического сознания, прежние подходы, тематика работ требуют переосмысления.

Долгое время политическая ситуация в стране влияла на определение актуальной проблематики в отечественной историографии. В советский период наибольший интерес для исследований представляли вопросы социально-экономического развития России. Идеологический фактор был, во многом, определен при выборе тематики исследования.

Осознание необходимости по-новому взглянуть на место и роль советской историографии в истории современной исторической науки в целом характерно для последних лет, когда на смену политизированной критике пришел рациональный анализ деятельности историков. Мифы советской истории разрушались, но на смену им пришли новые. Если в советской историографии историки искали примеры классовой борьбы для доказательства необходимости Октябрьской революции, то теперь историческая литература наполнилась при мерами демократических преобразований в России, широкое освещение получила тема либерализма. «Конституциями» были названы документы, подписанные при вступлении на престол Василием Шуйским и Анной Ивановной, а Николай II«Кровавый» сменил прозвище на «Святой».

Накопление новой исторической информации об истории России в конце концов привело к отрицанию советской историографической традиции, а затем — к отказу от использования марксистской методологии, к поиску альтернативной исторической концепции. Все больше исследователей обращалось к основам цивилизационного подхода к изучению прошлого. Данные изменения свидетельствовали о завершении советского периода в развитии исторической науки.

На сегодняшний момент особый интерес представляет попытка выявить, какие темы исторических исследований наиболее актуальны (находят отражение в научных статьях современных исследований), что влияет на выбор актуальной проблематики.

На данную тему отсутствуют обобщающие работы, в которых была бы представлена актуальная проблематика современной отечественной историографии по материалам научной периодической печати. Все это определяет актуальность настоящей темы.

Объектом исследования являются актуальные проблемы в историографии.

Предметом исследования являются актуальные проблемы современной отечественной историографии по научной периодической печати.

Целью исследования является выделение актуальных проблем в современной отечественной историографии по научной периодической печати.

Задачи исследования:

1. Определить, содержание понятия актуальные проблемы.

2. Выявить наиболее изучаемые проблемы в отечественной современной историографии по научной периодической печати.

Методы исследования:

-хронологический метод позволит сделать вывод о появлении работ, на сколько часто историки обращаются к каким либо проблемам;

1. Определение понятия актуальные проблемы в историографии

1.1 Что входит в понятие актуальные проблемы в историографии

Историография – это история исторической науки в целом, а также совокупность исследований, посвященных определенной теме или исторической эпохе (например, историография Древней Руси), или совокупность исторических работ, обладающих внутренним единством в идейном или национальном отношении (например, марксистская историография, французская историография), а также научная дисциплина, изучающая историю исторической науки.

Историография является описанием реальной истории. Ее существенной характеристикой оказывается то, что она не действует на малых отрезках исторического времени, когда еще живы участники исторических событий, поскольку не может учесть всего спектра мнений и отношений; а любая их выборка кажется участникам необъективной, поскольку может не передавать именно их аспект проблемы. Однако по мере удаления от исторических событий вступает в действие именно историография как сознательное выделение или, напротив, сознательное замалчивание тех или иных исторических событий. Таким образом, под историографией можно понимать не просто описание истории, но сознательное выстраивание цепи исторических событий (и лакун между ними) в некоторое законченное историографическое сочинение, приуроченное к определенному историческому региону [Кроче: 1998, 5].

Возрастание внимания к историографии в настоящее время объясняется общим ускорением развития исторической науки, интересом историков к теоретико-методологическим проблемам, объемом и разнообразием накопленных историографических историография источников. Важной проблемой историографии является анализ теоретико-методологических принципов исторического познания, выяснение того, как развивались теории, с позиции которых изучался исторический процесс. К важнейшим требованиям можно отнести: непротиворечивость документальных данных; способность вживания в материал; необходимость, «вписания» проблемы в некий комплекс конкретного, осязаемого, видимого; непринужденность изложения, которая как бы гарантирует то, что автор владеет предметом исследования. Актуальная для современной российской исторической науки и проблема связи содержания исторического исследования и его формы, так современная наука пытается избавляться от трафаретных штампов и шаблонов официальной советской историографии [Искендеров: 1996, №4, 5]

Историография позволяет выявить неразработанные, неисследованные проблемы или их аспекты. Вообще, понятие проблемы (греч. problema — преграда, трудность, задача) в общем аспекте чрезвычайно важно для историографии. Здесь это понятие рассматривается в широком смысле – как сложный теоретический или практический вопрос, требующий разрешения. Развитие исторической науки как процесс исследования неизбежно связано с постановкой и разрешением различного рода актуальных проблем.

Возникновение проблемы детерминировано предшествующим знаниям и господствующими ценностными установками и определяется, в конечном счете, социальными потребностями людей. Благодаря ценностным установкам в проблему вводятся компоненты, считающиеся важными, необходимыми для того или иного этапа исследовательской деятельности и содержащие критерий приемлемости или предпочтительности отыскиваемого решения, запрещающую и разрешающую информацию для ведения стратегии и тактики его выработки. Вот почему на данном этапе развития российской исторической науки наиболее актуальными становятся проблемы нового видения многих, уже, казалось бы, хорошо изученных исторических периодов развития Российского государства, а также проблемы новой интерпретации многих спорных моментов истории, например, чрезвычайно актуальный в данное время проблемы изучения периода Советского Союза, культа личности и сталинской эпохи.

1.2 Понятие проблемы в историографии в разные периоды

Понятие проблемы в историографической науке не было и не могло быть зафиксированным раз и навсегда, поскольку, динамично развиваясь в соответствии с потребностями общества, она охватывала все новый круг исторических вопросов, более детально разрабатывала уже имеющиеся в истории теории и концепции.

Так, например, в русской историографии 18 века господствующим было дворянско-монархическое направление (крупнейшие представители 1-й пол. 19 в. — Н. М. Карамзин, М. П. Погодин). Оно отстаивало тезис о решающей роли самодержавия в русской истории, о коренном различии исторического развития России и Западной Европы (в допетровскую эпоху), о неприемлемости для России революционного пути развития.

Признание закономерности исторического развития, стремление установить взаимосвязь исторических явлений и рассматривать историю как процесс развития в первую очередь политических и юридических институтов — при особом внимании к истории государства (с которой нередко отождествлялась история народа) — стали характерными для подхода к освещению истории многими крупными отечественными историками 19 века. С этих позиций подошёл, в частности, к рассмотрению русской истории С. М. Соловьев.

Дальнейшее развитие научно-историческая мысль получила в революционно-демократической концепции истории. В исторических взглядах В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, историка-демократа А. П. Щапова нашло выражение приближение исторического познания к материалистическому пониманию истории. Оставаясь, в конечном счёте, на позициях идеализма в области методологии общественных наук, революционные демократы вместе с тем при постановке вопроса об объективных законах истории, которые они считали общими для всех народов, придавали особое значение развитию экономического быта, изменениям в социально-экономическом положении народных масс [Ярошевский: 1991, 9]. Стержнем революционно-демократической концепции явилась идея о решающей роли народных масс в общественном развитии, в ходе которого определяющее значение революционные демократы придавали революционной борьбе угнетённых против угнетателей. Революционно-демократическая концепция истории во многом содействовала подготовке условий для распространения в России материалистического понимания истории.